Dimakorban (dimakorban) wrote,
Dimakorban
dimakorban

Про фрегат

фрегат Всеволод


вобщемто суть дела можно изложить коротко, как в справочной литературе тех лет :
ЛексиконЪ фрегат Герой; фрегат Всеволод
(штампик кстати прикольный :)

или совсем наборот :

...Прибыв 25-го июля в Гангут, Ханыков простоял там две недели, до 9-го августа, ожидая неприятельских покушений на южные берега Финляндии, о чём также предварил его его граф Буксгевден, на основании дошедших до него несправедливых известий о приготовляемой шведами большой высадки. Между тем Ханыков неоднократно получал из Петербурга повеления начать наступательные действия, «разбить шведский флот до соединения его с английским, всячески избегая нападений от англичан, и при наступательном их движении укрыться, смотря по обстоятельствам в шхерах или в Свеаборге.».
9-го августа Ханыков пришёл из Гангута к Юнгфер-зунду, намереваясь лично рассмотреть силу и положение неприятеля и сообразно тому располагать действиями. 10-го увидел он в Юнгфер-зунде неприятельский флот, состоявший из 9-ти кораблей, в том числе 2-х английских, 6-ти фрегатов, 2-х бригов и катера. Ханыков крейсировал там три дня.
13-го августа известился он от своего форзейля, то есть, авангарда, что неприятель снимается с якоря и и выходит в море. Отрядив корвет наблюдать движения его, Ханыков приказал построить, как можно скорее, флот на левый галс в боевой порядок, нести возможный паруса все и лавировать к востоку, стараясь не быть отрезанным от русских портов, где хотел принять сражение. В вечеру было отдано приказание: скрыть на ночь огни и нести все, какие были, паруса. Ночью наша линия расстроилась и некоторые корабли сходились так так близко, что задевали друг за друга реями. На самом рассвете
14-го августа русский флот находился близ Балтийского Порта и увидел гнавшийся за ним неприятельский флот из 13-ти кораблей и 5-ти фрегатов. Передовыми, далеко ушедшими вперёд от главного неприятельского флоты были два английские корабля. В 5 часов утра атаковали они упавший далеко под ветер и отставший на 5 морских миль задний 74-х пушечный русский корабль, Всеволод, по строению своему тяжёлый на ходу, старый и тимберованный (после капитального ремонта), находившийся под начальством капитана 2-го ранга Руднева. Ханыков приказал трём кораблям идти на помощь Всеволоду, но капитаны сих кораблей (Чернявин с Гавриила; Бартенев с Арх. Михаила и Гаствер с Орла), отвечая на сделанный им сигнал, не тронулись с места. Вторичный сигнал остался также без исполнения – пример, небывалый в русском флоте! Прошло полчаса.
Всеволод сражался и уже понёс важные повреждения: штанги и марса – шкоты его были перебиты, фор-брам-стенга сбита, паруса во многих местах прострелены. Ханыков сам пошёл на корабле Благодать выручать Всеволода, приказав всей эскадре следовать за ним. Заметив его движение англичане тотчас поставили все паруса и направили курс к шведскому флоту. Понесённые Всеволодом повреждения лишали его возможности сохранять место своё в линии, о чём Руднев донёс Ханыкову и получил позволение идти в Балтийский Порт. Для сопровождения его был отряжен фрегат Поллукус. Таким образом, ещё прежде общего сражения, линия наша уменьшилась одним кораблём. Корабль Северная Звезда также не нёс фор-марселя за внезапным повреждением фор-стенги; она села в шпоре на 1¼ фут и треснула во всю длину, следственно, корабль сей не мог сохранять в точности своего места (в строю). Неприятели сделались гораздо сильней нас. Желая не дать им воспользоваться превосходством в числе, Ханыков направил путь свой в Балтийский Порт и вступил туда в полдень, лёг на якорь и приготовился отразить неприятеля. Всеволод находился тогда в 6-ти милях от Балтийского Порта, ведомый на буксире Паллукусом.
В 11 часов буксир порвался и Всеволод, уклонившись далеко под ветер, не взирая на усердие начальника и нижних чинов, ни как не мог обогнуть северного мыса острова Роге и войти вместе с флотом в Балтийский Порт, почему и принуждён был бросить якорь по северную сторону сего острова, в самом близком расстоянии от берега. Ханыков послал со всех кораблей шлюпки, под защитой вооружённых баркасов, буксировать Всеволода, поручив исполнение капитан-лейтенантам Миницкому и Тулубьеву.
В 4 часа приступили они к исполнению возложенного на них дела, и пользуясь маловетрием, начали верповать (от англ. Warping) корабль, то есть, поволокли его за собою. Два английские корабля поставили паруса, спустились к Всеволоду и когда он уже был готов обогнуть мыс, один из них, Центавр, под флагом контр-адмирала Гуда, атаковал его рассеяв предварительно гребные суда картечью.
Видя себя оставленного произволу собственных сил, Руднев собрал совет; положили: защищаться, а в случае крайности, поставить корабль на мель, спасши с него людей, а корабль сжечь. Всеволод прикинулся к мели и желая обмануть англичан, показывая, будто он стоит на глубине, стараясь заманить неприятеля тоже на мель, где стал на верп (вспомогательный судовой якорь). Центавр сделал продольный залп с правого борта, схватился с Всеволодом на абордаж, увязав его бушприт, то есть, мачту на оконечности носовой части, в своих бизань-вантах, так, что дула орудий касались носа корабля нашего, и в то же время сам приткнувшись к мели, не в состоянии был ворочаться. Тулубьев предложил пуститься на полусотне шлюпок, и с ножами в руках облепить Центавр, но предложение на отважный подвиг не было принято. Многие из буксировавших (Всеволода) гребных судов спрятались за Всеволода и офицеры с них взошли на корабль; в том числе были Тулубьев и мичман Лазарев.
Багровое зарево сверкало над Всеволодом и Центавром, стоявшими в кровопролитном бою. Неоднократно неприятели врывались на корабль, принуждаемы были обращаться (в бегство) и опять устремлялись в сечу. Убийство продолжалось около часа и, вероятно, кончилось бы взаимным истреблением воюющих, если бы другой английский корабль, Имплекабль, не приблизился к Всеволоду. Подойдя к нему всем лагом, он стал стрелять по нему и совершенно его обессилил. Тогда только англичане овладели совершенно избитым и трупами наполненным Всеволодом, при чём оставшиеся ещё в живых защитники его, будучи не в силах противиться превозмогающему неприятелю и избегая плена, кидались в воду; таких спаслось вплавь на досках, вёслах и прочем 56 человек.
Видя невозможность стащить корабль с мели, исправить и удержать за собою, англичане забрали с него кого успели и отплыли от корабля, зажгли его; но огонь вскоре потух. Желая подать помощь Всеволоду, корабль Метельный и некоторые фрегаты снимались с якоря, но противное (встречное) маловетрие не допустило их исполнить долг верных сынов Отечества. Ночью был послан наш офицер, на объездном баркасе, осмотреть, что делается на взято корабле, и если можно способствовать к спасению с него людей. Приблизься офицер заметил на нём англичан. Они пристали к острову малый .роге, высадили на берег 40 вооружённых солдат и ратников милиции, и собрав переплывших с Всеволода нижних чинов, открыли пальбу по гребному судну, в которое англичане грузили материалы с нашего корабля. Они (англичане) оставили гребное судно своё почти совсем нагруженное и разбитое нашими выстрелами, а на другом судне уплыли к своему флоту, зажегши вторично Всеволод; несколько наших раненых, второпях забытых англичанами, и 9 человек спрятавшихся в трюме, снова погасили огонь. Видя пламя потухшим, неприятель ещё раз послал зажечь корабль; когда английская шлюпка подходила к нему, оставшиеся на нём палили из всех заряженных орудий по шлюпкам, а потом бросились в воду, на люках достигли берега. Контр-адмирал Гуд возвратил Ханыкову 37 раненых. На английских кораблях, Центавр, убито 3, ранено 27, на Имплекабле убито 6, ранено 27 человек. В 8-м часу утра,
15-го августа, на мачтах Всеволода показался огонь; через час весь корабль был в пламени, и вскоре, при тихом северо-восточном ветре, взорвало сперва малую, а потом и большую крюйт-камеры ( от нидерл. kruit-kamer, пороховой склад); обломки корабля падали на рейд в дальнем расстоянии и после были найдены также на острове малом Роге. В следующие дни Ханыков расположил эскадру вдоль берега Балтийского Порта; в промежуток между кораблями и на малом Роге поставили батареи; с кораблей завезли шпринги (нидерл. spring - трос), для поворачивания их (кораблей) в случае нападения. Четыре дня неприятель не предпринимал никаких покушений.
19-го августа, пришёл главнокомандующий английским флотом в Балтике, Сомарец, с 4-мя кораблями и несколькими фрегатами, и расположился в 2-х морских милях перед входом в Балтийский Порт. Соединённый неприятельский флот состоял из 16-ти линейных кораблей. Сделав обозрение, Сомарец отдал приказ нападать
21-го августа. На неприятельском флоте все ждали нетерпеливо рассвета, стоя готовые к бою, но ветер, благоприятствовавший атаке накануне, зашёл к югу и направляясь прямо из входа в залив, сделал нападение невозможным. Свежий южный ветер дул потом 8 суток и всякая надежда на сражение была потеряна. Между тем с нашей стороны заградили вход в гавань бонами, то есть, сплоченными толстыми, брёвнами, и кончили построение батарей; между кораблями поставлено было 19 батарей, с 138-ю и на малом Роге 6, с 45-ю орудиями. При них находились взятые с эскадры матросы и 4000 сухопутных войск, поспешно придвинутых к Балтийскому Порту. Неприятели несколько раз посылали в залив бомбардирские суда метать бомбы, но суда стреляли без успеха и сами терпели повреждения от нашей артиллерии. Английский брандер (нем. brander- корабль, нагруженный легко горючими либо взрывчатыми веществами, используемый для поджога и уничтожения вражеских судов) загорелся, при входе в губу был брошен ветром на мель и сгорел. В Англии общий голос обвинял Сомареца в том, что он не атаковал Ханыкова, когда имел возможность войти в Балтийский Порт. Привыкшие к победам, англичане не могли простить адмиралу бездействия его в балтийском море; народная гордость их была оскорблена тем, что вопреки общим ожиданиям в Англии, русский флот не был истреблён или захвачен. Между адмиралами обоих флотов начались переговоры о размене пленных. Сомарец возымел странную мысль: предложить Ханыкову сдать англичанам половину русского флота , предоставляя остальной части идти свободно в Кронштадт, и писал к императору Александру, убеждая Его Величество прекратить войну со Швецией и Англией. Письмо его и предложение о сдаче части флота остались без без ответа, а блокада англичан делалась с каждым днём бесполезнее. Произведённые ими обозрения Балтийского Порта удостоверяли их в невозможности нападения. На шведском флоте обнаружилась заразительныя горячки, столь сильные, что один корабль и два фрегата были нагружены больными и отправлены в Карлскрону. Вскоре задули крепкие ветры.
16-го сентября соединённый неприятельский флот снял блокаду и пошёл к шведским берегам;
17-го видны были только неприятельские крейсеры, но и те вскоре скрылись к западу. На другой день приехал в Балтийский Порт морской министр Чичагов, велел Ханыкову сдать начальство над флотом старшему контр-адмиралу Ломену, а самому ехать в Петербург и ждать дальнейшего о судьбе своей решения по законам.
20-го сентября, Ломень выступил из Балтийского Порта, оставив там два фрегата для забрания людей, орудий и разных принадлежностей, свезённых с судов на берег. Снимаясь с якоря, фрегат герой приткнулся к мели; при засвежавшем вскоре ветре все способы к снятию его с мели остались безуспешными и на другой день он разбился.
Сентября 30-го флот возвратился в Кронштадт; 4-го октября корабли выли введены в гавань; на рейде оставались фрегаты и мелкие суда; в исходе октября и они вошли в гавань. Так окончился поход нашего корабельного флота...

(А.И. Михайловский-Данилевский. Генерал-лейтенант, ординарный академик императорской Академии Наук)
* оригинальный текст написан согласно нормам грамматики и стилистики начала XIX века, пришлось убирать лишние буквы и адаптировать обороты речи, местами оставлял как есть, патамушто красиво
.


к чему это типо я?
да к тому, что по иронии судьбы, единственный участник тех событий, доживший почти до наших дней - тот самый затонувший 20 августа (сегодня уже кстати таже дата) 1808 года, 48-ми пушечный фрегат Герой.
погибший не в_залпе_палубных_орудий а вона как.
и я ещё успел застать его на том месте где эта громадина покоилсаь почти два века (пока грячие эсстонские парни попросту не размололи его земснарядом при проведении какихто своих углубительных работ, ну да бес с ними). довелось пройтись и по берегу упомянутых выше островов, которые когдато звались большой и малый Рог, где кстати до сих пор можно найти среди прибрежных камней куски сорваной медной обшивки Тех Кораблей, которые носили Имена (а не названья).
вобщем подумалос - а не поехатьле? пока снега не навалило
ешо жылающие будут? (пока тиоритически)

https://kvas.livejournal.com/202902.html

Tags: история, отечество, россия
Subscribe
promo dimakorban october 15, 2016 22:53 5
Buy for 10 tokens
Чреда последних событий в отношениях Запада и России чётко намекает нам на существующую напряжённость. Что ж, в этом нет ничего удивительного, однако в Минобороны РФ внесли небольшую ясность… Это своего рода ремарка, чёткое дополнение для тех, кто ещё не понял, что Москва воспринимает…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments