Dimakorban (dimakorban) wrote,
Dimakorban
dimakorban

О Канонизации отца Павла Флоренского

СЕГОДНЯ ДЕНЬ ЕГО РАССТРЕЛА В 1937 ГОДУ




Владимир Виглянский

Вопрос трудный, возможно, несвоевременный.
Но кому, как не мне, настоятелю храма при МГУ, его ставить и искать ответы? Ведь он наш, университетский подвижник (закончил с отличием физико-математический факультет в 1904 году).

Первым человеком, который сказал о том, что священник Павел Флоренский достоин канонизации как мученик, был его друг и ученик протоиерей Сергий Булгаков, который за год до своей смерти писал (1943):

«Это было не случайно, что он не выехал за границу, где могли, конечно, ожидать его блестящая научная будущность и, вероятно, мировая слава, которая для него и вообще, кажется, не существовала. Конечно, он знал, что может его ожидать, не мог не знать, слишком неумолимо говорили об этом судьбы родины, сверху донизу, от зверского убийства царской семьи до бесконечных жертв насилия власти. Можно сказать, что жизнь ему как бы предлагала выбор между Соловками и Парижем, но он избрал… родину, хотя то были и Соловки, он восхотел до конца разделить судьбу со своим народом. Отец Павел органически не мог и не хотел стать эмигрантом в смысле вольного или невольного отрыва от родины, и сам он, и судьба его есть слава и величие России, хотя вместе с тем и величайшее ее преступление».

Первый раз отца Павла арестовали в 1928 году. Главной уликой его преступной деятельности была фотокарточка Императора Николая II, найденная во время обыска.


Из следственного дела:
– Как вы относитесь к царю?
– К Николаю я отношусь хорошо, и мне жаль человека, который по своим намерениям был лучше других, но который имел трагическую судьбу царствования.

Второй арест был в 1933 году, в результате которого его осудили на 10 лет лагерей за «создание и руководство национал-фашистского центра». Сейчас опубликовано его следственное дело, в котором, с одной стороны, отец Павел давал не просто признательные показания, но всю вину брал на себя, с другой – наглядно видно, что к арестованным по этому делу применяли все моральные и физические способы принуждения к признанию вины: шантаж, угрозы расстрела, а главное – расправы с семьей.

Самым важным в этом отношении документом является (уже после следствия) заявление в прокуратуру подельника Флоренского П.В. Гидулянова (в 1913 г. – декан юридического факультета Московского университета). В нем Гидулянов подробно описывает причины собственного самооговора и оговора отца Павла.

Ни в коем случае не ставлю под сомнение принципов церковной Комиссии по канонизации, решившей в первую очередь разбирать следственные дела новомучеников, в которых нет самооговора и называния имен подельников. Так и надо.
Но если когда-нибудь наступит время для тех подвижников веры, которые всю вину группы подельников берут на себя, то первым должен быть наш «русский Леонардо» отец Павел Флоренский.

Владимир Виглянский

Tags: жизнь, история отечества, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments